avangard-pressa.ru

Свойства и структура художественного времени. - Искусство

Время в литературе – временной ряд в различных аспектах воплощения, функционирования и восприятия его в произведениях художественной литературы как явлении искусства. Искусство можно определить как средство коммуникации, вторичную моделирующую систему, использующую в качестве материала для обмена текстовой информацией между адресантом и адресатом определенные коммуникативные структуры, надстраиваемые над естественным языковым уровнем. В литературном произведении участвуют три субъекта – автор-творец, герой, читатель-реципиент, поэтому время и текст следует мыслить в следующей взаимной связи друг с другом: реальное время создания, время функционирования произведения искусства слова как материального объекта среди других объектов реальной действительности, время его восприятия читателем.Но время, в котором находится произведение как вещь, не имеет ничего общего с изображенным в нем временем, ведь любой текст является прежде всего объектом эстетического восприятия, т.е., в отличие от неэстетического (например, фотография, в сравнении с картиной художника, запечатлевает один момент, со-временность, не передает движения представляет собой временной маршрут: рас-смотрение изображаемой реальности как завершенного целого в развитии, изменении (“Закон развития, т.е. форма линий времени, имеет свой инвариант”: один художественный образ, временные сечения которого несходны между собой. Художественное произведение–продукт творчества за счет наличия в нем особой эстетической реальности, обозначение которой в науке закрепилось за терминами ”внутренний мир произведения” и "поэтический мир». Д.С.Лихачев писал, что поэт творит художественный мир со своими природными и социальными законами, являющимися производными от закона поэтического, или закона изобразительного искусства, который не просто отменяет закон естественный, “природный”, но на место отмененного закона вводит другой, соприродный миру героев произведения. В.В.Федоров полагает, что собственно поэтических закономерностей–противоположных непоэтическим – в произведении нет. Особенность проявления этого закона состоит в том, что он утверждает две различных действительности–изображенный словом предмет и изображение предмета, представляющие собой единство, в котором целое героя “представительствует” себя в качестве реального лица в фабуле, в качестве словесного изображения в сюжете. Но граница не делит сферы действия этих различных закономерностей нацело: она проходит через каждый момент “целого”. Жизненная заинтересованность в событии героя объемлется художественной заинтересованностью автора. Автор знет и видит больше не только в том направлении, в котором знает и видит герой, а в ином, принципиально самому герою недоступном. Отношение вненаходимости автора всем моментам героя, позволяющей собрать всего героя, который изнутри себя самого рассеян и разбросан в заданном мире познания, собрать его и его жизнь и восполнить до целого теми моментами, которые ему самому в нем недоступны: полнота внешнего образа, наружность, фон за его спиной. Художественное видение дает нам всего героя, исчисленного и измеренного до конца. Целостный образ мира создается завершенной жизнью других людей – героев его. Но целостность художественного видения нередко достигается за счет смещения линейных перспектив. Например, моделирование игры с читателем в гротескном мире гоголевских “Мертвых душ”: реальная временная перспектива искажается за счет специфически организованного пространства, и целостное впечатление создается вследствие двоемирия предметов, героев, наличия параллельных миров, совмещаемых “в контурах” в слове, в предложении. Пространственные начала образности присутствуют в произведении словесного искусства наряду с временными, хотя и имеют меньшую конкретность. Художественное пространство, наряду со временем, – неотъемлемая часть структуры изображаемого художником мира. Оно динамично, т.к. создает среду для движения. Динамика – условие его существования . Все статически-пространственное должно быть вовлечено в во временной ряд изображаемых событий. Способ художественного освоения времени и пространства в литературе М.М.Бахтин назвал хронотопом. Хронотоп служит для освоения реальной временной действительности, позволяя вести в художественную плоскость ее существенные моменты. Следовательно, непосредственно художественное время – время как “четвертая координата” художественного мира: действительности героя и действительности субъекта изображения. В первом случае временная характеристика фабульное время, время действия – историческое, биографическое, природное, социально-бытовое, событийное выступает как условие совершения многообразных действий. Фабульное время дается: датировкой момента действия, абсолютной или относительной; указанием на временные промежутки, занимаемые событиями; созданием впечатления этой длительности: когда по объему речей, или по нормальной длительности действий, или косвенно, по отношению времени к расстоянию если есть необходимость отмерить промежуток времени при перемещении героя в пространстве мы определяем, сколько времени могло отнять излагаемое. Этой формой писатель пользуется весьма свободно, втискивая длиннейшие речи в краткие сроки, и, наоборот, растягивая краткие речи даже мысли, если использует прием психологического анализа и быстрые действия на длительные промежутки времени. В действительности автора время – форма изображения героя и его жизни. Т.Манн: “…долго совершенно невозможно рассказывать жизнь, как она когда-то рассказывала себя самое. Это привело бы к бесконечности…”, поэтому необходимо художественное сжатие времени. Произведение эстетически-принудительно развертывается перед читателем в определенной последовательности, т.е. по определенным линиям, образующим схему произведения и при восприятии дающим некоторый определенный ритм. Произведение – запись ритма образов, осуществляемого во времени. Движением наблюдателя образ приобретает объемность. Непрерывно текущее однородное время неспособно дать ритм. Пульсация, сгущение, разрежение, замедление, ускорение. Линиям, образующим схему, надлежит пронизывать собою чередующиеся элементы покоя – созерцательные, безразличные ко времени и скачка – элементы движения, разделяющие два смежных элемента покоя и лишающие произведение непрерывности. Организация времени всегда достигается расчленением, т.е. прерывностью. Следовательно, художественное время – всегда преобразование реального времени, но нелинейное, что объясняется спецификой художественного образа и авторской концепцией (идеей), творчески синтезирующей субъективные и объективные начала , организующей предметный слой произведения, речь и композицию как целое.


Хронотоп.

Хроното́п — «закономерная связь пространственно-временных координат». Термин, введённый А. А. Ухтомским в контексте его физиологических исследований, и затем перешедший в гуманитарную сферу. «Ухтомский исходил из того, что гетерохрония есть условие возможной гармонии: увязка во времени, в скоростях, в ритмах действия, а значит и в сроках выполнения отдельных элементов, образует из пространственно разделенных групп функционально определенный „центр“». Ухтомский ссылается на Эйнштейна, упоминая «спайку пространства и времени» в пространстве Минковского. Однако он вводит это понятие в контекст человеческого восприятия: «с точки зрения хронотопа, существуют уже не отвлеченные точки, но живые и неизгладимые из бытия события». М. Бахтин также понимал под хронотопом «существенную взаимосвязь временны́х и пространственных отношений». Хронотоп в литературе имеет существенное жанровое значение. Можно прямо сказать, что жанр и жанровые разновидности определяются именно хронотопом, причём в литературе ведущим началом в хронотопе является время. Хронотоп как формально-содержательная категория определяет (в значительной мере) и образ человека в литературе; этот образ всегда существенно хронотопичен. …Освоение реального исторического хронотопа в литературе протекало осложненно и прерывно: осваивали некоторые определенные стороны хронотопа, доступные в данных исторических условиях, вырабатывались только определенные формы художественного отражения реального хронотопа. Эти жанровые формы, продуктивные в начале, закреплялись традицией и в последующем развитии продолжали упорно существовать и тогда, когда они уже полностью утратили своё реалистически продуктивное и адекватное значение. Отсюда и существование в литературе явлений глубоко разновременных, что чрезвычайно осложняет историко-литературный процесс. Благодаря работам Бахтина, термин получил значительное распространение в русском и зарубежном литературоведении. Из историков его активно использовал медиевист Арон Гуревич. В социальной психологии под хронотопом понимают некоторую характерную коммуникативную ситуацию, повторяющуюся в определённом времени и месте. «Известны хронотоп школьного урока, где формы общения заданы традициями обучения, хронотоп больничной палаты, где доминирующие установки накладывают специфический отпечаток на предмет общения и другое.»