avangard-pressa.ru

Разгон госдумы предотвратил черномырдин - Финансы

А вот бывший глава МВД Куликов недавно в интервью рассказал, что победил Зюганов, только он испугался гражданской войны в случае объявления своих претензий и уступил.

- Я книгу Куликова просматривал, там очень много вранья. Он придумал, что это он, оказывается, путч предотвратил. Когда было совещание у Ельцина о разгоне Госдумы после принятия ей Декларации о денонсации Беловежских соглашений.

Да. Я так понял из того интервью, что Вы с Сосковцом были авторами этой идеи.

- Глупости не говорите и не повторяйте. Из-за чего Ельцин рассердился на Госдуму? Случайно получилось. Он очень редко читал сводки СМИ, которые ему приносили. А тут приехали на охоту, он поохотился, рано лег спать, рано проснулся. Сводки у него на столе лежат, их принесли, когда он еще спал. Он взял и прочел. А там написано, что Дума приняла решение денонсировать Беловежские соглашения. Ельцин же не юрист, он понятия не имел, что это туфта, эта декларация ничего не делает. Он завелся, что думцы на него посягнули, и его было не остановить: всё, разгоним. На таком психозе он провел все встречи. Все силовики были у Ельцина, и председатель Конституционного суда, и Генеральный прокурор, и министр внутренних дел, и ФСБ. Ельцина слушают, когда он говорит, что надоела эта Дума, она совсем очумела. И все с ним соглашались, да-да, правильно, Борис Николаевич. А потом приходили ко мне с вопросом, Саша, что делать? Когда все закончилось, я Ельцину говорю: Борис Николаевич, не горячитесь, это все ерунда.

А он?

- Он всерьез завелся. Говорит: завтра в 6 часов утра собираем совещание. И своей рукой на салфетке записал, кого пригласить на совещание. Были три Куликовых там, помимо Сосковца, Черномырдина, Барсукова, Коржакова, Крапивина… Совещание, человек 12, силовики. В 6 утра. Естественно, Ельцин опять не выспавшийся.

Злой?

- Злой по-прежнему, и не выспался, но еще и не выпил. Он говорит: я принял решение… Куликов министр встает. Трясущиеся губы, трясущиеся руки: Борис Николаевич, это нельзя… Начал что-то говорить. А Ельцин - ему: я тебя не заставляю, у меня еще два Куликовых сидят. А сидели еще Коля Куликов - начальник московской милиции и Александр Николаевич Куликов - начальник московской областной милиции. И всё, больше министра Куликова не слышно было. Куликов приехал потом к себе в министерство, в задней комнате созвал ближайших друзей, чтобы стол накрыли. Выпивает стакан (мне рассказывал один из его ближайших) и говорит: наверное, мы последний раз собираемся, меня сейчас уволят, указ готовится. А Ельцин его обругал и забыл.

А тогда на совещании все очень вяло говорили, никто не хотел. Да, мы всё выполним, как скажете. У нас свой полк есть, бронебатальон, не нужно танки вводить. В общем, все говорили только «за». А ко мне приходили, говорили: Саша, что с ним делать?

Я так понял, и вы оказались бессильны. А кто же тогда предотвратил разгон Госдумы? Чубайс?

- Слушайте, да надоели вы мне своим Чубайсом! Черномырдин, вот ему должны памятник ставить. Вот он не просто несколько раз, он твердо, но мягко, но нашел такие слова, что Ельцин в конце концов согласился эту глупость не делать. Черномырдин. Где-то, может быть, он что-то не так делал, но в этом случае он действовал достаточно уверенно.

А Чубайс те первые полгода 1996-го, когда Ельцин вел выборную кампанию, ни в чем не участвовал. Ельцин снял его с треском и выгнал из своего окружения. Это при мне было, когда Ельцин понял, что нельзя, чтобы даже фамилия Чубайса звучала рядом с его. Он был больной тогда, лежал вБарвихе, и первый помощник президента Илюшин катался от Черномырдина к Ельцину и назад с проектом указа. Я видел, первый указ был просто страшный - уволить его чуть ли не за воровство.

Чубайса?

- Да. У него должность была - первый зам. председателя правительства. Вторая версия указа была более мягкая. В конце концов, до третьей дошли, и она стала непонятной. За какие-то неудачи в работе с регионами, будто что-то он там с губернаторами не поделил. И Чубайса мягко уволили. Потом, поближе к выборам, Таня с Березовским, с Юмашевым, с Гусинскимпритащили его потихоньку, и он стал работать в их штабе, который мы штабом не считали. Они в мэрии (бывшее здание СЭВ) сняли целый этаж. Один этаж был Гусинского, а под ним эдакий мини-штаб их. Туда они пригласили четырех американцев, которые якобы помогали. Но это все было уже ближе к выборам, это не в декабре.