avangard-pressa.ru

Раздел V. Советская историческая наука - История

Советская историография прошла в своем развитии несколько этапов, связанных с эволюцией идеологических установок в советском обществе, методологическими поисками, накоплением исторической информации, со сменой поколений историков, что в совокупности в конечном итоге стимулировало изменение ориентиров в интерпретации истории страны.

Проблема периодизации советской исторической науки обсуждалась специалистами неоднократно. Выдвигались различные критерии периодизации, однако при всех разногласиях большинство ученых согласны в том, что советская историческая наука являлась институтом советского общества, надстроечным явлением, потому этапы ее развития совпадают с этапами развития самого общества. Советские историки обратили внимание и на то, что развитие советской исторической науки, как марксистской по методологическим основам, уходит корнями в предреволюционный период.

Высказывалось также мнение, что главным критерием периодизации может и должна стать идейная борьба с чуждыми течениями и концепциями. В соответствии с этим подходом до 1917 г., когда ленинская концепция была еще неизвестна, не могло быть и марксистской науки. Одновременно ленинская марксистская концепция по существу противопоставлялась другим марксистским концепциям того времени. Некоторые историки стремились установить жесткую связь политики и хода развития советской исторической науки.

В советской историографии былнакоплен значительный опыт движения от характеристики проблемной историографии к общей картине развития историографии. Такой способ поиска рубежей развития науки также дал свои результаты. Был поднят вопрос об особенностях национальных исторических школ и этапах их становления.

Обсуждали историки и проблему историографического обособления исторических дисциплин, близко примыкающих к идеологии, в частности истории КПСС или истории мирового рабочего движения. Одновременно обращалось внимание на отсутствие грани между марксизмом и советской исторической наукой. Большинство советских историков придерживалось точки зрения, в соответствии с которой прежде всего классовая и политическая борьба определяют характер исторических концепций, тогда как внутренняя логика науки хотя и важна, но не определяет ее развития, ибо главное - это общественно-политическая действительность.

Основываясь на политических решениях, эволюции концепций и организационных форм функционирования исторической науки, а также социальных составляющих можно утверждать, что динамика развития советской исторической науки связана прежде всего с преодолением ориентации на теорию мировой революции и формированием советской государственно-охранительной концепции отечественной истории. Концепция эта, сложившись в общих чертах ко второй половине 1930-х гг., впоследствии продолжала видоизменяться, что было связано со сдвигами, произошедшими в обществе в период Великой отечественной войны и последующими изменениями в сфере общественного развития, но в основных своих составляющих сохранялась до начала 1990-х годов.

Первый этап включает в себя революционный процесс, выразившийся в попытках отказа от завоеваний отечественной исторической науки вплоть до отрицания общественной значимости самой исторической науки, попытках поставить исторические знания (как и российское общество вообще) на службу теории «мировой революции». Этот период – время ожесточенных идеологических споров в правящей верхушке, которые сказались на исторической науке и творческих и личных судьбах ее представителей. Завершается этот период отказом от не выдержавших испытания временем организационных и содержательных экспериментов в исторической науке, утверждением в общих чертах государственно-охранительной концепции.

Второй этап связан с оформлением и конкретизацией этой концепции на уровне обобщающих трудов, как по отечественной, так и по всеобщей истории. Он раскрыл научный потенциал советской исторической школы с ее преимуществами в сфере трактовки социально-экономической истории России, обнаружил ее принадлежность в этом отношении русской исторической традиции, чему в немалой степени способствовала Великая отечественная война. Он, с одной стороны, характеризовался освобождением исторической науки от многих штампов и схем, ставших к этому времени анахронизмом, с другой – подготовил условия для системного кризиса советской исторической науки, которую правящая верхушка пыталась использовать в качестве одной из существенных идеологических подпорок существующих политических порядков.

Смена этапов была тесно связана со сменой политических ориентиров в обществе (что в советский период было важным фактором любых общественных изменений) и сказалось на всем содержании исторической науки, на всей ее инфраструктуре. Под инфраструктурой следует понимать систему научных и образовательных учреждений и организаций соответствующего профиля, издательскую базу, средства распространения и популяризации исторических знаний и представлений, в рамках которых и осуществляется научная деятельность. Эта инфраструктура очень важна, ибо она необходима для того, чтобы историческая наука функционировала как общественный институт, чтобы ее проблемы и достижения становились достоянием всего научного сообщества и общества в целом.

Предложенная авторами периодизация носит самый общий характер. В рамках каждого из отмеченных периодов можно указать на более дробные этапы развития отечественной историографии внутри данного периода, отличавшихся своими особенностями.

На названном историческом рубеже в науке выявились направления, различавшиеся своими теоретико-методологическими подходами к трактовке основных проблем отечественной истории. Эти различия, как показала жизнь, подспудно сохранялись под внешней оболочной единства «советской исторической школы». Оказалось, что школа эта не была единой, что в ней существовали различные тенденции, которые вышли на поверхность научной и общественной жизни в конце 1980-х гг. и которые впоследствии вступили между собой в различные, в том числе оппозиционные либо даже конфронтационные отношения.