avangard-pressa.ru

Раздел третий. Преступление. Внешние обстоятельства иногда являются результатом действия фи­зических, химических и других процессов - Психология

Внешние обстоятельства иногда являются результатом действия фи­зических, химических и других процессов.

Так, Ш. совместно с другими лицами совершил разбойное нападение на С. и Д. в доме С. и их убийство. С целью сокрытия следов преступления, а также уничтожения имущества Ш. разбросал перед газовым камином в за­ле дома тряпки и бумагу, облил их спиртными напитками и поджег, после чего с места преступления скрылся. Через некоторое время огонь в доме са­мопроизвольно погас, не причинив значительного имущественного ущерба. Ульяновский облсуд квалифицировал действия Ш. применительно к под­жогу как оконченное преступление — умышленное уничтожение и повре­ждение чужого имущества (ч. 2 ст. 167 УК). Однако Президиум Верховно­го Суда РФ правильно переквалифицировал действия Ш. на покушение на совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК, при этом указав, что «если в результате действий, непосредственно направленных на поджог чужого имущества, предусмотренные законом последствия не на­ступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное при наличии у него умысла на причинение значительного ущерба должно рас­сматриваться как покушение на уничтожение или повреждение чужого иму­щества путем поджога»1.

Покушение может иметь место в случае фактической ошибки со сто­роны субъекта преступления. К примеру, лицо, желая причинить смерть сотруднику правоохранительного органа (ст. 317 УК), в действительности причиняет смерть иному лицу, не имеющему такого статуса (ст. 105 УК). В этом случае содеянное квалифицируется по совокупности преступ­лений: как покушение на то преступление, которое лицо планировало совершить, и как оконченное, фактически совершенное преступление (подробнее об этом см. главу XII «Субъективная сторона преступления» настоящего учебника).

В теории уголовного права проводится деление покушения на ви­ды. По степени реализации умысла выделяют оконченноеи неокончен­ноепокушение. При этом существует три основных подхода к опреде­лению этих видов покушения: 1) субъективный, согласно которому сте­пень завершенности покушения определяется представлением об этом виновного лица; 2) объективный, учитывающий завершенность дейст­вий виновного с учетом описания преступления в уголовно-правовой норме; 3) смешанный, согласно которому покушение признается окон­ченным, когда совершены те действия, которые лицо считало необхо­димыми и которые в действительности были необходимыми для совер­шения преступления2.

' ВВС РФ. 2006. № 5. См. подробнее: Кузнецова Н.Ф. Указ. соч. С. 300-306.

Глава XIII. Неоконченное преступление и добровольный отказ от преступления

Подобное деление покушения на виды предпринималось еще в УК 1922 г. Однако, как отмечалось выше, Кодекс при этом не придержи­вался единого критерия деления. Из современных УК деление покуше­ния на виды предусмотрено в УК Украины 2001 г.

В юридической литературе значение такого деления покушения объ­ясняется необходимостью индивидуализации уголовной ответственно­сти1 либо невозможностью добровольного отказа при так называемом «оконченном» покушении.

Однако в российском законодательстве деление покушения на виды лишено правового основания, поскольку законодатель дифференци­рует на виды неоконченное преступление,а не покушение. Вид покуше­ния — оконченное или неоконченное — не влияет на его наказуемость, следовательно, законодатель не считает оконченное покушение более опасным, чем неоконченное, в противном случае это было бы отражено в санкции. Такая позиция обоснованна. Любое покушение прерывает­ся ближе или дальше к общественно опасным последствиям по обстоя­тельствам, не зависящим от лица. Вынужденная прерванность деяния до стадии наступления общественно опасных последствий — главная черта любого покушения, имеющая судебно-практическое значение.

Что касается возможности добровольного отказа при «оконченном» покушении, то такая постановка вопроса некорректна по нескольким основаниям. Во-первых, понятия «добровольный отказ от совершения преступления» и «покушение на преступление» являются взаимоис­ключающими. Если имело место покушение — прерванное по не зави­сящим от лица обстоятельствам деяние — добровольный отказ уже не­возможен. При добровольном отказе лицо самопрекращает преступле­ние до наступления общественно опасных последствий.

Во-вторых, при отсутствии последствий, когда лицо выполнило все, что считало необходимым для совершения преступления, доброволь­ный отказ возможен. Допустим, лицо с целью убийства дало другому медленно действующий яд, тем самым выполнив все, что считало не­обходимым для достижения результата. Однако до наступления смер­ти потерпевшего этот субъект может дать противоядие либо принять иные меры к его спасению. В этом случае следует говорить о добро­вольном отказе от совершения преступления, исключающем уголов­ную ответственность.

В науке уголовного права выделяют также годноеи негодноепокуше­ние. Негодное покушение в свою очередь подразделяется на: покушение на негодныйпредмет и покушение с негоднымисредствами. И в том и в дру­гом случае речь идет о фактической ошибке лица относительно пред-

Уголовное право России: Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. С. 187.

Раздел третий. Преступление

мета или средств совершения преступления. При покушении на негод­ный предмет последний либо отсутствует, либо утрачивает свои преж­ние свойства, с наличием которых связано совершение преступления.

Так, следователь А., будучи должностным лицом, реализуя свой умысел на получение взятки в крупном размере за прекращение уголовного дела в от­ношении Б., неоднократно встречался с последним и обговаривал с ним свои действия, направленные на совершение этого преступления: определял этапы расчетов - первая часть суммы — 25 тыс. долларов США — за приостановле­ние дела производством, а при окончательном расчете — еще 25 тыс. долла­ров США за передачу копии постановления о прекращении уголовного де­ла. Однако при встрече следователю А. был передан конверт с 9 тыс. рублей и «муляжем» из долларов США Судебная коллегия по уголовным делам Вер­ховного Суда РФ указала, что «преступные действия следователя А. не были доведены до конца по не зависящим от него обстоятельствам в связи с тем, что сумма денег в крупном размере А. была передана в виде муляжа денежных купюр». Таким образом, в действиях А. имелся состав неоконченного пре­ступления — покушения на получение взятки в крупном размере (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 290 УК)1. В данном случае предмет преступления (муляж денеж­ных купюр) не обладает необходимыми свойствами (свойством быть иму­ществом), с наличием которых связано получение взятки как преступление.

В литературе данный вид покушения иногда называется покушени­ем «на негодный объект». Это выражение неверно. Общественные от­ношения, блага, интересы как объекты всегда «годны» для посягатель­ства, в противном случае невозможно было бы объяснить то, что они поставлены под защиту уголовного закона.

При покушении с негодными средствами лицо использует средства, не способные причинить вред, например производит выстрел из неза­ряженного ружья, подсыпает в стакан потерпевшему вместо яда неток­сичное вещество и т.п. Используемые средства могут быть абсолютно непригодными (магия, ворожба и т.п.) или непригодными в данном конкретном случае. В первом случае, при отсутствии общественной опасности, уголовная ответственность не наступает.

В отличие от приготовления покушение на любое преступление, не­зависимо от категории, влечет уголовное наказание. В зарубежном уго­ловном праве существует две модели наказуемости покушения: 1) в рам­ках санкции за оконченное преступление и 2) установление более мяг­кого наказания, чем за оконченное преступление.

Законодатель России пошел по второму пути и предусмотрел за по­кушение пониженное наказание: не более трех четвертей от максималь­ного срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмо-

1 ВВС РФ. 2009. № 8.

Глава XIII. Неоконченное преступление и добровольный отказ от преступления

тренного в санкции Особенной части за соответствующее оконченное преступление. При этом смертная казнь и пожизненное лишение сво­боды за покушение не назначаются (ст. 66 УК).

Подытоживая сказанное, отметим:1) покушение — это совершаемое с прямым умыслом действие или бездействие лица, непосредственно направленное на совершение преступления, прерванное на стадии ис­полнения состава преступления по не зависящим от лица обстоятель­ствам; 2) покушение отличается от приготовления стадией, на которой прерывается преступное деяние, а также содержанием действий (актов бездействия): приготовительные действия (бездействие) лишь создают условия для совершения преступления, но сами по себе не способны причинить вред, действия (акты бездействия), совершаемые при по­кушении, входят в объективную сторону соответствующего преступ­ления, за исключением общественно опасных последствий, и при бес­препятственном течении сами способны повлечь преступный резуль­тат; 3) от оконченного преступления покушение отличается отсутствием общественно опасных последствий; 4) деление покушения на виды -оконченное и неоконченное, годное и негодное — законодательно не за­креплено и не влияет на квалификацию содеянного, поскольку во всех случаях речь идет о прерванном по не зависящим от лица обстоятель­ствам преступлении; 5) в отличие от приготовления, караемого толь­ко применительно к тяжкому и особо тяжкому преступлениям, поку­шение на любое преступление наказуемо, однако в уголовном законе предусмотрено обязательное смягчение наказания за покушение, при этом смертная казнь и пожизненное лишение свободы не назначаются.