avangard-pressa.ru

Раздел третий. Преступление. на то, что преступление юридически окончено - Психология

на то, что преступление юридически окончено. Сказанное справедли­во и для такого преступления, как изнасилование (ст. 131 УК). Данное преступление окончено с момента начала насильственного полового сношения или полового сношения с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Но защита возможна и после начала полово­го сношения — до фактического окончания посягательства.

Право на оборону прекращается и с момента прерывания посяга­тельства по не зависящим от посягающего лица обстоятельствам при приготовлении и покушении.

В) В теории уголовного права нередко указывается еще один признак посягательства — его действительность.Это значит, что посягательство не должно существовать лишь в воображении обороняющегося, когда он домысливает ситуацию и решает, что подвергся нападению, в то вре­мя как никаких реальных оснований для таких домыслов нет.

Мнимая оборона,понимаемая как защита от воображаемого пося­гательства, представляет собой один из видов фактической ошибки.

Некоторые ученые полагают, что в случае мнимой обороны «обо­роняющийся» должен нести ответственность за неосторожное причи­нение вреда, поскольку он не предвидел, но должен был и мог предви­деть, что посягательства в действительности не было. Высказывается и мнение о том, что в этом случае уголовная ответственность за при­чиненный вред наступает на общих основаниях, «как при совершении умышленного преступления соответствующего вида»1.

Как представляется, обороняющийся не должен оценивать действи­тельность посягательства. Если вся обстановка происшествия говорила о том, что лицо подверглось общественно опасному посягательству, на­пример в случае инсценировки ограбления, и оно не могло избежать та­кой ошибки, т.е. добросовестно заблуждалось, то нужно оценивать его действия с позиций института необходимой обороны: было ли «пося­гательство» наличным, соблюдены ли пределы необходимой обороны и т.д. Если все условия необходимой обороны выполнены, лицо не под­лежитвообще уголовной ответственности. Если же, например, у прохо­жего попросили зажигалку или спросили, который час, а он решил, что подвергся нападению, то это не означает недействительности посягатель­ства, а означает отсутствие признака «наличности». Таким образом, усло­вие «действительности» общес!венно опасного посягательства излишне.

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите:

А) Допустимость защиты не только собственных интересов, но и ин­тересов других лиц, общества и государства.

1 См.: Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. В.П. Ревина (автор гл. 14 - В.П. Ревин).

Глава XV. Обстоятельства, исключающие преступность деяния

В зарубежных правовых системах необходимая оборона, как правило, распространяется лишь на защиту личности и собственности. Это объ­ясняется тем, что рассматриваемый институт непосредственно связан с естественными правами человека (правом на жизнь, здоровье, иму­щество). Однако в российском уголовном праве институт необходи­мой обороны позволяет защищать и любые другие общественные отно­шения, блага, интересы, поставленные под охрану уголовного закона.

Объектами необходимой обороны могут выступать жизнь и здоро­вье, половая свобода и половая неприкосновенность, имущество, об­щественный порядок и общественная безопасность и др.

Б) Защита может выражаться лишь в активном поведении— действи­ях, причиняющих определенный вред посягающему лицу. Пресечение общественно опасного посягательства посредством бездействия невоз­можно. Защитные действия могут заключаться либо в парировании уда­ра, либо в контрнападении.

В) Причинение вреда только посягающему, а не третьим лицам.Это усло­вие вытекает из самого содержания необходимой обороны — защиты от общественно опасного посягательства. Уголовный закон допускает причинение вреда лишь человеку, являющемуся источником опасности для обороняющегося или других лиц, а также для интересов общества или государства. Вред, причиняемый посягающему, может быть как фи­зическим (причинение вреда здоровью различной тяжести или смерти), так и каким-либо иным (ограничение свободы передвижения, связы­вание, повреждение имущества и т.д.). Главное, чтобы адресатом вре­да, причиняемого в ходе необходимой обороны, был непосредственно посягающий. Причинение вреда третьим лицам влечет уголовную от­ветственность на общих основаниях, если его нельзя оценить по пра­вилам крайней необходимости.

В случае, когда владелец собаки натравливает ее на прохожего, сде­лавшего замечание о недопустимости выгула собаки бойцовой породы без намордника и поводка, возможно причинение смерти собаке, кото­рая с правовой точки зрения является имуществом посягающего. В этой ситуации физический вред мог быть причинен и непосредственно хо­зяину собаки, если при этом не будет нарушено условие соразмерности защитных действий и тяжести посягательства.

Г) Соответствие защиты тяжести посягательства.

Норма о праве необходимой обороны относится к числу управомо-чивающих. Как уже отмечалось, уголовному праву свойственно фор­мулирование управомочивающих норм с установлением определенных границ поведения участников правоотношений. Право на необходимую оборону предоставлено всем, но реализация этого права возможна с со­блюдением установленных уголовным законом «пределов». Превыше -

Раздел третий. Преступление

ние пределов необходимой обороны само обладает общественной опас­ностью и влечет уголовную ответственность.

Под превышением пределовнеобходимой обороны понимаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасно­сти посягательства. При оценке соразмерности защиты тяжести пося­гательства необходимо учитывать обстоятельства, в которых осущест­влялась необходимая оборона, в частности количество посягающих, их возраст и пол, физическое состояние, наличие оружия или предметов, используемых в качестве оружия, время суток, обстановку и т.д.

Так, Ц. была осуждена по ч. 1 ст. 108 УК за убийство при превышении пре­делов необходимой обороны. По материалам дела, между Ц. и К., состоявши­ми в фактических брачных отношениях, произошла ссора. К. в состоянии ал­когольного опьянения схватил Ц. за халат и ударил о печь, затем дважды по ли­цу, пригрозив убийством, на ее уговоры не реагировал. От очередного его удара Ц. упала, стукнувшись о табурет и подоконник. Согласно заключению судеб­но-медицинского эксперта ее здоровью был причинен средней тяжести вред, а также кровоподтеки на руках. Несмотря на просьбы Ц. не подходить к ней, К. продолжал высказывать угрозы, размахивал руками, пытаясь ударить. Ис­пугавшись за свою жизнь, Ц. кухонным ножом нанесла один удар в грудь К., причинив проникающее колото-резаное ранение груди с повреждением мяг­ких тканей грудной клетки, сердечной сорочки, отчего К. скончался на месте.

В приговоре суд указал, что действия осужденной, направленные на обо­рону, явно не соответствовали характеру и степени опасности посягатель­ства, поскольку К. надвигался на Ц., не имея в руках никакого предмета1.

Вместе с тем суд не учел соотношение сил нападавшего и оборонявшей­ся женщины, которой на момент нанесения К. ножевого ранения уже были причинены телесные повреждения средней тяжести, не было учтено крайне агрессивное поведение К., который, хотя и не имел никаких предметов в ру­ках, размахивал руками, угрожая убийством, пытался ударить Ц. по голове. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ обоснованно отменила прежние судебные решения, прекратила производство по делу за отсутствием состава преступления и признала за Ц. право на реабилитацию.

В случае группового посягательства обороняющийся вправе приме­нить к любому члену группы такие меры, которые определяются опас­ностью и характером действий всей группы. Если один из членов груп­пы, совершающей, например, вооруженный разбой, угрожает примене­нием насилия, опасного дли жизни, то смерть может быть причинена любому участнику группы.

Следует учитывать, что при необходимой обороне причиненный вред может быть несколько большим, чем тот вред, который мог быть

Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 г. // ВВС РФ. 2007. № 12.

Глава XV. Обстоятельства, исключающие преступность деяния

причинен в результате общественно опасного посягательства. Главное, чтобы причиненный вред не был чрезмерным, явно, т.е. очевидно для обороняющегося, не обусловленным тяжестью посягательства.

Превышение пределов необходимой обороны — всегда умышленное действие, что следует из его законодательного определения. Неосто­рожное причинение в процессе необходимой обороны несоразмерно­го вреда уголовной ответственности не влечет.

Как уже отмечалось, требование соразмерности, исходя из букваль­ного толкования ч. 1 и 2 ст. 37 УК, сохранило свою силу лишь для по­сягательств, не сопряженных с насилием, опасным для жизниобороняю­щегося или другого лица, либо не сопряженных с угрозой применения такого насилия. Однако, на наш взгляд, это условие должно иметь обя­зательный характер и для случаев посягательств, сопряженных с наси­лием, опасным для жизни, или с угрозой таким насилием.

Актуальность проблемы деления единого института необходимой обо­роны на два вида подтверждает анализ судебной практики по делам об из­насиловании. В период действия прежней редакции ст. 37 УК ни у кого из юристов-практиков не вызывала сомнений возможность лишения женщи­ной жизни субъекта, угрожавшего ей изнасилованием. Это считалось право­мерным причинением вреда - без превышения пределов необходимой обо­роны. Однако после внесения в 2002 г. в УК изменений и разделении нормы о необходимой обороне на две части в судебной практике возникли затрудне­ния в оценке соразмерности между угрозой изнасилованием и причинением смерти посягающему. Было высказано мнение о том, что если при изнаси­ловании отсутствует угроза жизни, то причинять смерть насильнику нельзя.

В 2004 г. одним из районных судов г. Волгограда за совершение убийства . , без отягчающих и смягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК) Р. была осу­ждена к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режи­ма. Согласно уголовному делу гражданин У., находясь в гостях у Р., предло­жил ей вступить с ним в половую связь, на что последняя ответила отказом. Тогда У., сидя на табурете, схватил осужденную за талию и с силой привлек к себе. Р., не желая вступать с ним в интимные отношения, сдавила рука­ми шею потерпевшего, в результате чего от механической асфиксии насту­пила его смерть. Надзорным определением Судебной коллегии по уголов­ным делам Верховного Суда РФ судебные решения в отношении Р. измене­ны, и ее действия переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 108 УК (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны), по которой ей назначено 2 года лишения свободы1. Судебная коллегия, из­менив квалификацию действий Р. и признав ее находившейся в состоянии необходимой обороны, все же сочла, что оборонительные действия Р. «яв­но не соответствуют характеру и опасности посягательства» (ч. 2 ст. 37 УК).