avangard-pressa.ru

Раздел тела шамана между бесами. - История

Тот человек, которым овладел дух шамана (умершего), должен пролежать семь или девять дней на чистой постели и в чистой одежде, питаясь только одною водой и выбрав такое место, куда не ходят ни люди, ни скот. При нем должен быть только один человек.

Говорят, его тело делят между девятью родами всех бесов, злых духов, причиняющих болезни («тогус юёр тёрдюгэр»). Говорят также, что кости его сосчитываются, чтобы опреде­лить, все ли они налицо. При недохватке костей должен уме­реть один из ближайших кровных родственников шамана.

ФАКТ СОВРЕМЕННОСТИ.

(Рассказ о шамане, проходящем искус становления).

У нас живет теперь одни человек по имени Михаил Никитин, который проходит ныне искус становления в шаманы. Этот человек два года тому назад в местности под названием «Саасыыр-Алаас», в глухой тайге поставил себе из новых бревен маленький домик и пролежал там несколько дней. Одного истеричного человека по имени Саба-Юктююр-Миитээ взял с собой для приготовления и подачи пищи. Лежа там, пригласил к себе шамана Тааппына-Уола.

Я пошел туда (посмотреть). Посвящаемый в шаманство уже вышел из своего домика и сидел рядом со старым шаманом. В лесу была лиственница, на которую складывали шаманские жертвенные принадлежности-кости животных, шаманский стол и пр. Около этой лиственницы и был поставлен домик. Лиственница с домиком была окружена небольшой оградкой. Готовясь стать шаманом, он (Михаил) попросил своих родственников построить всё это, это и было ими сделано.

Оба шамана сидели внутри ограды, обратившись лицом к лиственнице. Новый шаман был в шаманском костюме, оба пели шаманским напевом (кутураллар[81]). Мы, зрители, сидели снаружи ограды. Старый шаман напевал сидя, а новый тоже причитал (мэнэрийер[82]), но, видимо очень волновался. Все это происходило около Петрова дня.

Вдруг шаман Тааппына-Уола сказал: «Видимо мы не сможем вознестись наверх, так как очень распустились хвоя и листья. Впору будет (это сделать) осенью, когда подмерзнет земля!»

Этот человек в настоящее время, по-видимому, оставил мысль о шаманстве.

Павлов Платон,

брат предыдущего. Там же, тогда же.

Я как-то слышал его слова (вышеназванного Михаила): «Ещё не наступило время сделаться мне шаманом, моя душа лежит в нижнем месте, воспитываясь у корня – источника девяти родов злых духов. Теперь я могу стать шаманом только через три года».

Ещё он рассказывал: «Лежа в лесу под деревом, я понимал голоса деревьев и трав: говорят и о предстоящей смерти людей... Когда же выходил из того домика, то переставал слышать».

По рассказам стариков, шамана (душу его) воспитывают бесы в нижней стране у источника девяти родов злых духов. От воспитываемых они (бесы), будто бы, спрашивают: «Не стали ли летающими птенцами, не выросли ли крылья, не покрылись ли пухом?».

Данилов Пётр.

Остров Тиит-Арыы.

30 января 1925 г.

СТАНОВЛЕНИЕ ШАМАНА.

(Показания очевидца).

В Бёртюнцах два года тому назад, летом, один человек, говоря, что он должен скоро сделаться шаманом, велел построить себе в лесу вблизи елани (поляна среди леса) «Куогас» маленький домик. Домик был поставлен у самого боль­но лиственничного дерева, где имелся склад шаманских идолов, сносимых туда после камлания. Его должны были строить по заказу из неочищенных от коры бревен (лиственничных) молодые, еще не женившиеся парни. Зовут этого человека Михаил Саввич Никитин, ему приблизительно около сорока лет.

Он отправился потом в этот свой домик и пролежал там три дня, говоря при этом — «Я лежу мертвый, подвергаясь рассеканию (бесами), на третий день я должен воскреснуть («тиллэр»— оживать, воскресать из мертвых; иногда в отношении тяжко больных употребляется и в смысле выздороветь, но это не точное, а фигуральное употребление слова. Г. К.). К этому дню он за­казал привести шамана по имени Бёчюккэ, сына Тааппына, чтобы тот совершил над ним обряд — то ли «поднятия тела» (кётёхтёрюю), то ли «обучения, посвящения» (усуттарыы).

Говорили при этом, что один человек по имени Димитрий, по прозванию Саба-Юктююр, был при нем в качестве при­служивающего.

Когда прибыл туда званный шаман, у домика собралось много народа, желавшего наблюдать совершение упомянутых обрядов. И я тоже пошел посмотреть.

Пришедший шаман был с бубном, а кандидат в шаманы имел облачение (шаманский плащ). При мне посвящающий шаман после небольшого заклинания и восхваления своих духов (т.е. призвав и испросив совета от них) сказал: «Теперь лето в полном расцвете; когда уже распустилась хвоя и листва деревьев и трав, не должно совершать обряд становления шамана, он впору бывает только весной и осенью!» Так сказавши, он прекратил служение.

Упомянутый якут до сего дня надлежащим образом еще не шаманит, он лишь без облачения совершает предварительное моление (джалбыйар) и внедрение в себя мелких бесов при незначительных заболеваниях («бохсуруйар», «бохсурганньыт», так сказать, вольно-практикующий без официального разрешения шаманских духов —изгонитель мелких бесов, мало-мало знакомый с заклинаниями и шаманскими обрядами. Короче — шаманское подмастерье, проходящий кандидатский стаж. Г. К.).

ШАМАНСКИЙ МАТЬ-ЗВЕРЬ

Только у большого шамана бывает, по рассказам, «мать-зверь». Малые же шаманы священнодействуют мелкими зловредными духами – «юёр» ближайшего и местного происхождения.

Егорова Матрена.

Качикат.

10 января 1925 г.