avangard-pressa.ru

Раздел садово-парковое искусство Беларуси - Усадьба

В Европе во второй половине XVII – первой половины XVIII в. господствовал тип парка с регулярным симметрично-осевым членением плана, так называемый «французский сад», или «французская система Ленотра». Парки подобного типа известны в Белоруссии еще с начала XVIII в. регулярный стиль господствовал в усадебном паркостроении вплоть до 80-х годов XVIII в. Его основой являлся барочный принцип взаимопроникновения архитектурных форм и паркового пространства. Композиция зеленых насаждений как бы продолжала внутреннее пространство дворца, его парадный интерьер. Деревья и кустарники обрабатывались шаровидно, кубовидно и пирамидально, превращаясь в правильные объемные элементы, равноценные архитектуре сооружений. Планировка парка строилась по принципу веерной, лучевой или симметрично-прямоугольной системы, где выделялись четкие линии прямых аллей, водоемов и газонов. При этом главная аллея обычно совпадала с композиционной осью всего комплекса.

Значительное влияние на распространение типа «французского» парка оказали дворцово-парковые ансамбли Версаля в Париже и Лазенок в Варшаве. Близким по характеру организации с ними был регулярный парк Чарторыйских в Волчине с центральным каскадом каналов, стрижеными шпалерами. «Малым Версалем» называли дворцово-парковый ансамбль в Деречине, а «Полесским Версалем» в Белостоке. Большой интерес представляет парк в Ружанах. Он имел радиально-кольцевую планировку аллей, берущих начало у дворца, перспективу которых по внешнему периметру замыкали отдельные павильоны.

Часто для создания паркового окружения, достойного возводимым дворцам, магнаты приглашали французских мастеров паркостроения. Для разбивки парка при дворце Тизенгауза в Гродно приглашен ботаник из Лиона Жан Эмануил Жильбер, а знаменитому французскому паркостроителю Ленотру приписывают создание парка в Бочейково. Основная же масса многочисленных приусадебных парков создавалась местными садовниками, о высоком мастерстве которых можно судить по таким крупным парковым ансамблям, как в Слониме (Лерак, середина XVIII в.) и Альбе (Л.Лутницкий, XVIII в.).

В белорусских усадьбах парки создавались менее значительного масштаба, чем на Западе и в России. Для них характерны относительно небольшие площади, более скромное декоративное убранство, интимность, несложные симметричные композиции. Одной из основных черт местных парков было то, что они формировались на фоне величественных природных панорам, которые открывались из специально предусмотренных видов точек дворцового окружения. Создание регулярных парков требовавших больших затрат как на строительство, так и на последующий уход, было доступно лишь состоятельным владельцам. В мелкопоместных усадьбах чаще преследовалась хозяйственная целесообразность и парки отличались простотой в эксплуатации.

В тех случаях, где местность имела пересеченный характер, создавались так называемые регулярные парки «итальянского» типа. Они организовывались на основе террасной композиции, появившейся в эпоху барокко. Такие планировочные приемы берут свое начало в Италии, где широко использовались в загородных виллах Рима в XVII- XVIII вв. В «итальянских» парках на основе

регулярно-осевой системы предусматривалось оформление перепадов рельефа местности в виде террас, пандусов, гротов, лестниц. В большинстве случаев в таких парках рельеф обыгрывался 3-4 террасами. У их основания, как правило, устраивался водоем. Однако в основном равнинный характер рельефа Белоруссии предопределил ограниченное распространение террасных садов. Парки в виде обсаженных деревьями террас, спускающихся к водоему, были разбиты в Альбе, Витебске, Кореличах, Прилуках, Дворе-Низголово, Ружанах, Меречовщине, Семково, Свислочи. Вместе с тем необходимо отметить, что принципы организации «французского» и «итальянского» парков в белорусских усадьбах в чистом виде использовались редко. Чаще сады и парки представляли собой комбинированный вариант, сочетающий элементы как террасной, так и симметрично-осевой организации парковой среды, как это осуществлено в усадьбах Бельмонты, Бочейково, Деречин, Ивье, Понемонь.

Парки, основанные на принципе геометрического планировочного построения, сохранились в немногочисленных усадьбах Белоруссии: в Бочейково, Гродно, Скоках. В их композиции существенную роль играют аллеи как связи всего усадебного комплекса. Исходя из того что аллеи являются основным планировочным элементом и наилучшим образом сохранились до наших дней, представляется возможным определить общий характер решения того или иного паркового комплекса. В большинстве случаев известные нам парки представляют собой симметричные регулярные композиции, которые развивались по продольной планировочной оси за усадебным домом. Как правило, они имели тройную трассировку параллельных аллей (парки в Скоках. Большом Можейково). Центральная часть решилась в виде небольшого партера, разбитого на правильные геометрические формы. Отсутствие пышных партеров, украшенных цветочными арабесками и фонтанами, грандиозных лестничных каскадов округлой формы, скульптурных украшений делает парки белорусских усадеб этого времени совершенно отличными от парков Западной Европы.

Хорошо сохранился парк симмеирично-регулярной планировки в усадьбе Большое Можейково. Его основой зеленый массив расположен за усадебным домом в виде геометрической сети аллей и системы боскетов. Парадный партер здесь был спланирован в виде своеобразного салона перед зданием с рядом цветников и газонов. Он был выполнен в виде симметрично расположенных цветников прямоугольных и эллиптических очертаний. Перед зданием дворца были высажены две американские липы. Это был широко распространенный прием оформления зеленью главного фасада зданий. Во многих случаях усадебный дом фланкировался посадкой пихт или других хвойных пород, которые круглый год создавали ему зеленое обрамление.

Известный парк регулярного типа планировки сохранился в усадьбе Дубое. Он высажен липовыми шпалерами и ограничен цепью каналов и прудов по системе прямоугольников. Регулярной планировке была подчинена здесь и система прямоугольных и круглых прудов, соединенных между собой сетью проток и каналов геометрически правильной формы.

Некоторые сведения об организации паркового окружения дворцово-усадебных ансамблей рассматриваемого периода можно почерпнуть из литературных источников. Так, в ряде изданий можно обнаружить описание планировки парков при дворцах в Аннополе, Городиловке, Добровлянах, Друе, Залесье, Поставах, Ружанах, Свислочи, Хотимске.

Аналогичные сады были устроены в Дубровно и Рогачеве. Таким образом, можно сделать вывод, что это были преимущественно компактные регулярные парки. Где дворцы органично входили в общую композицию. Анализ ряда сохранившихся «французских парков свидетельствует об их симметричной разбивке вдоль продольной планировочной оси всего комплекса.

Одной из причин трудности в изучении регулярных приусадебных парков явилось то, что в конце XVIII в. происходила их массовая перепланировка в новом «пейзажном» стиле. В середине XVIII в. в библиотеках белорусских феодалов появился перевод французского издания Дедиля «Сады или искусство украшать сельские виды», в котором утверждаются новые принципы паркостроения.

Оппозиция против регулярного парка складывается, прежде всего, в Англии, где отчетливо прослеживается протест против стилизации природы. В противовес строгому подчинению природного ландшафта абстрактным геометрическим схемам английские садоводы выдвигают позицию «естественного» пейзажа.

Как в архитектуре, так и в паркостроении того времени существовал определенный переходный этап, предшествующей окончательному утверждению новых планировочных концепций. В организации парков и садов наблюдается постепенное разрушение регулярных композиций и создание пейзажных посадок рядом с существующими (парки в Бешенковичах, Скиделе, Кистенях). Появляется значительное количество парков смешанного регулярно-пейзажного типа планировки. Так, в усадьбе Полонечка рядом с центральным «английским» парком был разбит парк «на французский манер».

Несмотря на то, что уже к концу XVIII в. «благородный французский сад» был полностью вытеснен пейзажной планировкой, о ряде парков появившихся во второй половине XVIII в., еще нельзя судить как о художественно целостном решении. В это время пейзажно спланированное окружение дворца продолжают еще подчинять упорядоченно геометрической сетке аллей и тропинок, что вносит элемент регулярности в общую планировку ансамбля. Главная аллея таких парков совпадает с направлением планировочной оси всего комплекса. Так, в усадьбах Скоки и Перковичи прямоугольные сектора парка, выделенные геометрической сетью аллей, были оформлены живописными группами деревьев и полянами.